Воскресенье, 24.09.2017, 15:15

Приветствую Вас Гость села | RSS

ГлавнаяРегистрацияВход
В связи с тем, что сайт переехал на новый адрес, возможны ошибки, нерабочие ссылки, картинки...
Заметили ошибку? Пожалуйста, СООБЩИТЕ нам!
Меню сайта

Категории раздела
Осколки истории [1]
Кулинария [0]
Машенькина светелка [0]
Синематографъ [2]

Мини-чат
500

Наш опрос
Какой раздел сайта Вам больше понравился?
Всего ответов: 24


Нижнесинячихинский заводъ 

Займогов, А. И. Синячихинские железоделательные заводы / Займогов А. И. - Екатеринбург : Грачев и партнеры, 2011. - 117 с

Уральские металлургические заводы строились с учетом технических достижений и опыта подмосковных Тульско-Каширских заводов, построенных в 30 - 50-х годов XVII века по голландским и немецким образцам. Но уральская металлургия XVIII века формировалась уже на иной, более высокой технической базе, соответствовавшей уровню лучших металлургических заводов Западной Европы – Англии, Франции, Швеции, Германии. Уральские доменные печи на протяжении всего XVIII века считались самыми мощными и высокопроизводительными.

Создание Нижнесинячихинского завода связано с именем Вильгельма де Геннина. В марте 1722 года его посылают на Урал управлять горными заводами. Стоит отметить, что на тот момент казенные уральские заводы находились не в лучшем состоянии.

Идея построить железоделательный завод на реке Синячиха у Вильгельма де Геннина возникла после осмотра Алапаевского завода.

Алапаевский железоделательный завод был построен по указу Петра I в 1704 году на реке Алапаихе. Руководил постройкой завода стольник и верхотурский воевода Алексей Калетин. Завод строился силами крестьян Невьянской, Арамашевской, Ирбицкой, Ницынской, Камышловской, Красноярской, Пышминской и Белюслюцкой слобод.

При осмотре Алапаевского завода в 1723 году Геннин пришел к выводу, что необходим дополнительный завод, так как Алапаевский не справлялся с переработкой чугуна в железо.
Клеймо Нижнесинячихинского завода

Место под новый завод нашли бергмейстеры Никофор Клеопин (доверенное лицо генерал лейтенанта де Геннина) и молотовой мастер Лоринс Пожаров (один из пятерых иноземцев прибывших с Вильгельмом де Генниным на Урал), которые по приказу генерал лейтенанта де Геннина должны были осмотреть окрестности Алапаевского завода для постройки плотины и молотовых фабрик. Место под будущий завод было выбрано на реке Синячиха, что в 10 верстах от Алапаевского завода и в 152 от Екатеринбурга.
Строительство завода началось 14 апреля 1724 года и закончилось в марте 1727 года, а производить первое железо начали уже в 1726 году. В строительстве завода участвовали крестьяне Алапаевской, Арамашевской, Невьянской и Мурзинской слобод, под руководством уже упомянутого молотового мастера Пожарова, под присмотром капитана Тобольского полка, Ивана Королева. Крестьянам, строившим завод, платилось жалование в размере от 4 до 6 копеек за день. Размер плотины составлял в длину тридцать три сажени, поперек 8 саженей и 2 аршина в высоту около 4 саженей. Через плотину был переброшен мост и поставлены земляные лари. Привязка к источникам гидравлической энергии, силой которой приводились в движение все основные заводские механизмы, обусловила в XVIII веке - первой половине XIX века постройку всех уральских металлургических заводов в речных долинах, на берегах рек, в местах, топографически удобных для возведения плотин и создания больших водохранилищ — заводских прудов. Для строительства плотины выбирался участок, где берега реки были сближены между собой и достаточно высоки, чтобы образовать пруд, являвшийся по сути дела резервуаром для хранения воды, который обеспечивал бы водой двигатели заводов в течение всего года, а зимой не промерзал до дна.

Уральские гидростроители — инженеры и «плотинные мастера» — выработали свои особые способы сооружения плотин, приспособленные к условиям водного режима уральских рек, с их бурными весенними разливами и пересыханием в летнее время. Плотины строились земляные. Использовалась глинистая земля, которая набивалась в деревянные срубы, причем полагалось предварительно вынуть «рыхлую землю» в основании плотины «до материка», то есть до твердой породы, водонепроницаемого слоя. На некоторых заводах плотины укреплялись еще деревянными «свинками» — особыми срубами, набитыми глиной, а на больших заводах облицовывались серым бутовым камнем. В Западной Европе тогда плотины на больших реках строить не умели. Заводские плотины создавали большие пруды.

В плотине обычно устраивались два «прореза» — сосновые или лиственничные срубы с задвижками для регулирования уровня воды в пруду. Один широкий — «вешняжный», «вешняк», служил для пропуска излишней поды весной при таянии снегов или летом после сильных дождей. Второй, более узкий — рабочий или "ларевый" — подавал воду в водовод — деревянный "ларь", который прокладывался во всю длину территории завода и по которому вода по разветвленной системе деревянных труб и желобов подавалась к двигательным механизмам, на рабочие колеса. Главным принципом планировочной структуры металлургических заводов было расположение производственных зданий вдоль рабочих прорезов — "ларей". Производства, требовавшие большего количества водной энергии, располагались ближе к плотине, требовавшие меньше энергии — дальше от нее. Возле плотины ставился доменный цех («доменная или молотовая фабрика»). При молотовой фабрике было 6 горнов, три больших молота с двумя кожухами. Так же была построена кузница для починки разных инструментов. Домна соединялась с плотиной мостом, по которому на колошник подвозились чугун, уголь и флюсы. Для хранения припасов, в стороне от реки, построили два амбара и два сарая. Решено было поставить избу, где производилась проба железа на излом. Было построено 40 квартир для мастеровых людей. В постоянном штате Нижнесинячихинского завода насчитывалось 53 человека. В непосредственном производстве железа было занято 36 человек: 12 мастеров, 12 подмастерьев и столько же работников, также при них состояло 6 учеников. Оплата труда была сдельная, мастерам платили по пять копеек с пуда, остальным в два, в три раза меньше. Если же железо получалось более низкого качества, ломалось при пробе, то оплата урезалась на треть. Работали по 6 дней в неделю. Администрация завода состояла из трех человек: Шихмейстер (звание горного чиновника XIII и XIV классов; младший горный офицер, горный чин, соответствующий XIII и XIV классам гражданской службы). Вот что пишет о должности шихмейстера генерал лейтенант Вильгельм де Геннин: 

«Должность шихтмейстера:
В Германии шихтмейстер всегда за поруками к делу принимаетца, для того что когда какую-либо ни есть утрату учинить, взыскиваетца на нем, а буде на нем взять нечего — на ево порутчиках.
Каждому шихтмейстеру надлежит не меньше как в каждой недели по одному разу осматривать горную работу, а во близости на каждой день, чтоб о своей работе мог всегда подлинно сведом быть, и когда спроситца, ясно репортовать. А ежели случитца в которой неделе в работе один раз не будет, вычитать из ево жалованья за одну неделю, и гешворину надлежит объявить, когда шихтмейстер своей работы не смотрит, а ежели не объявит, то подлежит такому ж штрафу, как и шихтмейстер.
Горные инструменты, припасы, и материалы, и что к горному делу потребно, без чего пробыть невозможно, что ему скажет штейгер, также что и сам усмотрит надобное, оное [припасать] или требовать ему, откуда надлежит, заблаговременно, дабы в горном деле остановки не было, и хранить те припасы, чтоб чего не утратилось, и ис тех припасов отпускать к горной работе по требованию штейгера з запискою и с росписками.

Ежели из горных служителей кого в работе не было, а он напишет в репорте, что был, и про то сыщетца подлинно, за то штрафовать по указу. И для лутчей верности, сколько в которой день людей в горной работе было, о том справлятца со штейгером, обретающимся при оной работе.

Горную работу, где платитца с саженного числа, обще со штейгером мерять указною мерою, и которой берггаур сколько выработал, записывать имянно ему, шихтмейстеру, а ежели кто указного числа не выработает лености ради, опричь законной притчины, доносить о том обер или бергмейстеру и по той записке им указную дачю производить.
Что в треть года при котором руднике пройдено будет штольнами, шахтами, ортами и квершлагами, о том объявлять ему во обер или бергамтех помесечно, по которому ево объявлению того ж часа велеть прибавить маркшейдеру к прежним главнейшим чертежам в плане и в профилях особливыми красками или литерами, дабы можно ясно видеть, что в которой трети пройдено, и оные по окончанию года срисовать на генеральной план и в нем означить красками каждой трети работу, и для известия их содержать в Сибирском обербергамте.

Должность

Число

Годовой оклад (руб.)

Шихмейстер

1

48

Подканцелярист

1

35

Копиист

1

18

Целовальники:

4

12

На приемке и раздачи чугуна, железа и прочих припасов

2

-

Рассыльщик

2

-

Сторож в конторе

2

-

Занятые на обслуживанием плотины и самого завода

9

-

Подмастерье

1

20

Плотников

2

30

Каменщик

1

15

Кузнец

2

15

Ученик

1

12

Жалование работников

Шихтмейстер и штейгер не должны от своей работы никуда ни на един день без ведома обер или бергмейстера или гешвореиа отлучитца под штрафом, такожде и берггауров от работы отпущать не имеют.
Понеже российской нации горному делу искусных еще мало, и когда иноземцы, данных учеников выуча, отъедут во отечество, и с тех выученных кто умрет или куда послан будет и искусных горному делу не останетца, то, дабы затем горная работа не остановилась, должен шихтмейстер с великим радением и охотою обучатца горному делу, дабы он горное дело мог править и руской нации людем показывать так, как и иноземцы, и за то имел получить повышение чина. Иметь при рудниках окуратные веса и при отпуске с рудников руды отпускать весом, а шифер — мерою, ларямии, опробовав имянно, колико ларь весу в себе содержать будет, и руды плохие з добрыми не мешать и о разборе их обще со штейгером чинить, как в должности берггешворена в 3-м пункте означено. Ево должность при руднике содержать приход и росход денежной казны, припасов и протчему. Того ради в том ему поступать, как указы и адмиралтейской регламент повелевают, и для того надлежит определить к нему подьячева.

Над кузнецами смотреть, чтоб при деле и починке горных инструментов лишняго угару не было, и ежели сверх надлежащего явитца угар, то доправить на нем. А старые припасы, которые уже более в починку не годны, употреблять в другие дедана росковку, в какие они угодны будут, а которые уже в передел употреблять нельзя, те содержать в казне з запискою.

Над берггаурами и протчими горными служители обще со штейгером иметь неслабое смотрение и от всяких непорядков отвращать, а паче от пьянства и игры в карты, от чего бывают драки и от того скорби. И ежели кто в таких и шротчих непорядках явятца, об тех объявлять обер или бергмейстеру и берг-гешворену, которым по усмотрению их вины штрафовать. Также того смотрить накрепко, чтоб при горном деле как штейгеры, так и протчие служители никто шинков не имели и берггауром питья в долг не давали и на деньги не продавали». Делопроизводством на заводе занимались подканцелярист (младший письмоводитель, переписчик бумаг в канцелярии), копиист (писец, переписчик, канцелярский служитель). Четыре работника ведали материально-хозяйственной частью, выдавали и принимали сырье и продукцию, их называли целовальники (должностные лица, выбиравшиеся земщиной в уездах и на посадах для исполнения судебных, финансовых и полицейских обязанностей, избранный человек клялся честно исполнять свои обязанности и в подтверждение клятвы целовал крест, откуда и происходит название, за недобор или неаккуратность цкловальников ожидал). Еще девять человек были заняты обслуживанием плотины и самого завода. Все они получали фиксированное жалование. 

 
Клеймо Нижнесинячихинского завода

На заводе, по тем временам, было налажено очень подробное делопроизводство. Все расходы денежных средств и материала строго контролировались. Предполагалось, что в трех молотовых в год из 36 тысяч пудов чугуна, на который было потрачено 1338 рублей 75 копеек, получали 24 тысячи пудов железа. Стоимость доставки на завод 50 пудов чугуна составляло 6 копеек, а в год на это дело тратили 43 рубля 20 копеек. Уголь для завода брали в трех верстах от самого завода, а доставка обходилась по 14 копеек за короб угля. Всего в год на завод доставляли 5400 коробов угля, стоимостью 756 рублей. Уголь доставлялся на специальных решетках, на изготовление которых в год было потрачено 10 рублей 80 копеек, всего же в год изготовляли 360 решеток. Предположительно, часть угля хранилась на территории завода в сарае, а часть находилась невдалеке от завода и доставлялась по мере необходимости, так как сложить сразу весь нужный для производства уголь было весьма трудно. В неделю на три молота уходило 3240 пудов. На прочие нужды, включая дерево и деготь, тратили 220 рублей 76 копеек.
Доменные печи уральских заводов, построенные в первой четверти XVIII века, по своим объемам, конфигурации, производительности и экономичности превосходили печи большинства западноевропейских металлургических заводов. Если «старые» английские, немецкие и шведские домны XVII века давали в сутки по 40 - 50 пудов чугуна, усовершенствованные «новые» шведские высотой в 9,1 аршина (6,5 м) — по 134 пудов, «знаменитейшая» английская доменная печь в Суссексе – по 85 - 100 пудов, бельгийские в Люттихе — по 104 пудов, тульские – по 100 - 120 пудов, и лишь единственная шведская домна в Даннеморе высотой в 10,5 аршина (7,4 м) – по 261 пудов, то уральские доменные печи, построенные в начале XVIII века, высотой в 12 - 12,7 аршина (8,5 - 9,1 м), сразу же стали выплавлять от 245 до 325 пудов чугуна в сутки.

Основной «черной» заводской рабочей силой того времени выступали приписные крестьяне. Приписные крестьяне в России XVII века-первой половине XIX века государственные, дворцовые и экономические крестьяне, вместо уплаты подушной подати работавшие на казённых или частных заводах и фабриках, то есть прикреплённые (приписанные) к ним. В конце XVII века и особенно в XVIII веке правительство для поддержки крупной промышленности и обеспечения её дешёвой и постоянной рабочей силой широко практиковало приписку государственных крестьян к мануфактурам на Урале и в Сибири. Обычно приписные крестьяне прикреплялись к мануфактурам без определённого срока, то есть навечно. Формально они оставались собственностью государства, но на практике промышленники эксплуатировали и наказывали их как своих крепостных. Тяжёлое положение вызывали побеги, волнения и восстания приписные крестьян.
В конце XVIII века правительство прекращает вновь приписывать крестьян к заводам. По указу 1807 года приписные крестьяне на уральских горных заводах начали освобождаться от обязательных заводских работ. Они вели работу по строительству заводов, для действующих же заводов они заготовляли лес, выжигали уголь, добывали руду. Приписные крестьяне отрабатывали на заводах подушную подать, размер подати для государственных крестьян составлял 1 рубль 10 копеек с каждой души мужского пола. Плата за работу приписным крестьянам была установлена довольно низкая. На Нижнесинячихинском заводе крестьяне получали за работу такие суммы: -за рубку дров на уголь, с сажени 12 копеек,
-за кладку куч и осыпку, с кучи 1 рубль 20 копеек,
-за возку угля из куреней, с короба 1,5 – 2 копейки.


В 1726-1727 годах на Урале разразилось сильное недовольство приписных крестьян. Крестьяне просто перестали ходить на заводские работы. Многие пытались самовольно переселиться в другие места. Если в 1724 году приписные крестьяне Уральских заводов заработали 22 391 рубль, а в 1725 году 21 164 рубля, то в следующие два года эта сумма снижается. Только с помощью применения войсковых частей удалось предотвратить массовый уход приписных крестьян с заводов из-за низкой оплаты труда. В 1730 году то ли из-за недосмотра, то ли из-за большой нагрузки, землю из клетей плотины вымыло, и плотину прорвало. Для устранения повреждений были отправлены молотовые, подмастерья, работники с Аннинского завода. Также к восстановлению привлекли ссыльных. Государству пришлось потратить 68 рублей 37,75 копеек. Через три года плотину снова прорвало, тогда было решено в пруду перед плотиной поставить сваи и на них положить брус, чтобы хоть как-то защитить плотину от льда и мусора.

В 1759 году предприятие перешло к гвардии секунд-майору Александру Григорьевичу Гурьеву. Секунд-майор Гурьев получил столь щедрое пожалования не за свое высокое звание и происхождения, а за то, что руководил охраной арестованного царевича Иоана VI Антоновича, свергнутого с Российского престола и посаженного под арест по приказу Елизаветы Петровны.
11 сентября 1766 года, Нижнесинячихинский завод был куплен Саввой Яковлевичем Яковлевым, который построил новую кричную фабрику, получавшую чугун с Алапаевского завода. Выходец из крестьян, откупщик питейных сборов, миллионер Савва Яковлевич Яковлев купил следующие заводы на Урале:
- в 1766 году у А. Г. Гурьева 4 завода: Алапаевский, Синячихинский и два Сусанских;
- 1769 году у А. И. Глебова 4 завода: Холуницкий, Климковский, Уинский, Шермяитский;
- 1769 году у Прокопия Акинфиевича Демидова 5 заводов: Невьянский («демидовское родовое гнездо»), Быньговский, Шуралинский, Верхнетагильский и Шайтанский заводы;
- в 1774 г. у Р.И. Воронцова Верх-Исетский завод;
- в 1778 году у С. П. Ягужинского 2 завода:Уткинский и Сылвинский.

Построил сам 6 заводов:
- чугуноплавильные и железоделательные – Верхнесинячихинский (1770 г.), Верхнейвинский (1772 г.), Ирбитский (1776 г.),
- железоделательные – Режевской (1774 г.), Вогульский (1776 г.) и Верхнеалапаевский (1779 г.).

В дополнение к ним, его наследниками были построены заводы: Петрокаменский чугуноплавильный и железоделательный (1790 г.), Саргинский (1795 г.) и Боровской (1799 г.) железоделательные.

Промышленная корпорация Яковлева стала одной из крупнейших в Российской империи. Уральские металлургические заводы XVIII века - первой половины XIX века, с их техникой мануфактурного периода, действовавшей с помощью гидравлической энергии, работали очень неравномерно. Продолжительность и ритмичность их деятельности полностью зависели от уровня воды в заводских прудах и состояния гидравлических сооружений.

Во время Пугачевской Войны 1773 - 1775 годов Нижнесинячихинский завод не был разрушен. На это было не сколько причин. С продвижением войск повстанцев Алапаевский и Нижнесинячихинский заводы подготовились к обороне. Нежелание крестьян и мастеровых завода перейти к повстанцем связано с условиями и оплатой труда. На заводах Саввы Яковлева рабочие получали довольно неплохие деньги и поэтому крестьяне и мастеровые завода активно участвовали вместе с войсками в разгроме восставших. В Крестьянской Войне 1773-1775 года погибло 38 рабочих Нижнесинячихинского завода.

Известный исследователь уральского горнозаводского хозяйства Б. Б. Кафенгауз писал: «Надо отказаться от привычного для людей XX века представления о заводах, в особенности металлургических, как о непрерывно, безотказно действующем и отлично слаженном механизме. Это свойства крупной индустрии, с ее системой машин и научной организацией. Совсем иное встречает нас в металлопромышленности XVII века и первой половины XVIII века, с вододействующими заводами, которые зависели от водного режима мелких и капризных речек, с их бурными весенними потоками и недостатком воды в сухое летнее время». По этой причине часть оборудования не использовалось. В 1770 году работали только 2 молота, а в 1780 году 6 молотов. В первой половине XVIII века, но и во второй половине XVIII века и первой половине XIX века, до внедрения машинной индустрии, из-за недостатка воды в прудах, прорывов плотин вешними водами, отсутствия не подвезенных вовремя руды или древесного угля и т. п., металлургические заводы ежегодно бездействовали от двух-трех до шести и более месяцев.

Наиболее интенсивно заводы действовали весной, во время таяния снегов, и осенью, после продолжительных дождей, когда в заводских прудах скапливалось много воды. Зимой или в засушливую погоду летом, когда пруды мелели, производство приходилось сокращать. Неравномерный, неритмичный, сезонный характер заводского производства самым непосредственным образом сказывался на организации труда и социальной структуре рабочих кадров тогдашней уральской металлургии. Рубка дров осуществлялась весной и в начале лета – с конца апреля - начала мая до конца июня, углежжение выполнялось осенью и в начале зимы – в октябре - декабре. Большая часть заводских грузов – чугун, древесный уголь, готовые изделия – перевозилась гужевым транспортом зимой, по санному пути, в период с ноября - декабря по февраль - март. Летом, по сложившейся традиции, все металлургические заводы останавливались на срок до 2 месяцев на так называемую «страду», во время которой рабочие занимались заготовкой сена для своего домашнего скота и припасов на зиму, а на заводах производился ремонт машин и механизмов.

Конец XVIII века на уральских заводах ознаменовался «революцией в дутье». Вместо устаревших, малопроизводительных и очень громоздких деревянных клинчатых мехов, имевших длину в 10 аршин (7,1 м), ширину 2,75 (1,95 м) и высоту 2 аршина 1 вершок (1,47 м), на заводах повсеместно стали внедряться компактные, более совершенные и более производительные цилиндрические (чугунные или деревянные) мехи. Их преимущество было настолько очевидно, что «ни с одним старым прибором, – писал Д. А. Кашинцев, – не прощались так безжалостно, как с деревянными клинчатыми мехами». Первые цилиндрические воздуходувки появились в 90-х годах XVIII века, а уже в первые годы XIX века из 33 доменных заводов, обследованных пермским берг-инспектором П. Е. Томиловым в 1807 - 1809 годах, старые клинчатые мехи сохранились лишь на 9 заводах, на всех остальных были уже поставлены цилиндрические (поршневые) установки. Внедрение цилиндрических воздуходувок, более сильного дутья (до 12 вдуваний в минуту вместо 2 - 3) позволило значительно увеличить производительность домен, сократить до 20% расход древесного угля. Вместо двух выпусков из домны в сутки большие уральские домны с введением новых воздуходувок стали производить четыре выпуска, их суточная производительность доходила до 900 - 1200 пудов. По данным шведского инженера И. Э. Норберга, работавшего в 90-х годах XVIII века в России, в том числе и на Урале, суточная выплавка чугуна на Нижнетагильском заводе, до 1791 года не превышавшая 470 пудов, после установки цилиндрических воздуходувок увеличилась в 1799 году до 629 пудов, то есть возросла на 33,8%. И. Э. Норберг ставил русскую металлургическую технику конца XVIII века в пример западноевропейским заводчикам. По его словам, в Силезии строили домны «по русским образцам».
В 1807 году, по описанию берг-инспектора Томилова, при заводе имелась плотина, сверху укрепленная деревянными свинками, снизу обложенная бутовыми камнями. Плотина имела длину 55 саженей (117,2 метра), ширину внизу 25 саженей (53,3 метра), ширину вверху – 14 саженей (29,8 метра), высота – 10 аршин (7,1 метр). Воды в заводском пруду скапливалось до 7,7 аршин (5,3 метра). 

При плотине находилось две кричные фабрики. В первой фабрике размещались 6 кричных горнов, 6 кричных молотов, 1 горн для изготовления уклада, 1 для ремонта молотов, деревянные меха с 8 цилиндрами. Во второй фабрике имелись 8 кричных горнов, 8 кричных молотов, деревянные меха с 8 цилиндрами. На одном молоте, который производил железо, работали 2 мастера, 2-е подмастерьев, 2-е работников. Оплата у них сдельная, с каждого выплавленного пуда железа. Мастер получал по три копейки с пуда, подмастерье полторы, а работник одну копейку. В случаи брака оплата срезалась в половину. Два мастера, столько же подмастерьев и работников в неделю выковывают от 140 до 180 пудов железа. Ковка уклада требовала такое же количество людей, что и ковка железа. Но требовала более высоких навыков, соответственно за нее и оплата была более высокой (мастеру за пуд по 11,5 копеек, подмастерью в половину мастера, а работнику в половину подмастерья). Стоит отметить, что сталь-уклад предназначалось на внутреннее нужды и ковалась по мере надобности, и в год выковывалось не больше 120 пудов. На окладе оклад получали только рабочие, которые находись у горна для ремонтов молотов. У этого горна в сутки работали 2 мастера, 2 подмастерья и 8 молотобойцев. С оплатой 75 рублей мастеру, подмастерью 16 рублей, а молотобойцу платили 14 рублей в год.

Так же имелась «кузница каменная о 6 горнах. Тут же в верхнем этаже сторожка, внизу для клажи деревянных припасов анбар. Конюшня деревянная. В ней содержится 24 лошади. Анбар для клажи железа каменной. В том же корпусе меховая. Анбар для содержания дегтя каменной и деревянной для припасов. На плотине сторожка». Лесов для завода отведено не было, использовали Алапаевские лесные дачи. Берг-инспектор Томилов отметил хорошее состояние дорог, которые находились в ведомстве завода.
В самом селе Нижняя Синячиха на момент 1807 года не было ни госпиталя, поэтому больные лежали по домам без всякого медицинского ухода, ни училища, ни богадельни. «Домов: господских 2, государственных крестьян 13, крепостных 2, церковнослужителей 4, ямщиков 1, мастеровых государственных 148, солдатских 2 - всего 172». Всего в Нижней Синячихе проживало 404 мужчины и 264 женщины. Приписные крестьяне состоят в одной общине с крестьянами Алапаевского завода.
По данным ревизских сказок за 1811 года в Нижней Синячихе проживало 479 мастеровых крестьян мужского пола, 497 женского. Вечнообязанных было 9 человек, из них 3 мужчин и 6 женщин, крепостных крестьян было 6 человек. Нижнесинячихинский завод действовал до 1828 г.

Позже на территории завода была построена мукомольная мельница, а ныне существует музей-заповедник деревянного зодчества и народного искусства, открытый в 1978 году. От старого Нижнесинячихинского завода сохранились плотина и пруд.


Тук-тук, пустите!


Новые материалы
Остановить бегущие ссылки вы можете, нажав на кнопочку , запустить дальнейший их бег можно нажатием на .

Волосы из атласных лент

Картофельная запеканка с лососем под сырной корочкой

Апельсиновое печенье

Курица в кабачковой шубке

Как сделать из керосиновой лампы электрическую

Обновляем абажур

Реанимируем старый парик

Реставрация часов с кукушкой

Как сделать трехслойную салфетку для декупажа из простой салфетки

Приспособление для удобной зарядки телефона

Скульптурный текстиль. Урок девятый. Гусли

Скульптурный текстиль. Урок восьмой. Макияж и мелкие доделки

Скульптурный текстиль. Урок седьмой. Лапти, онучи

Скульптурный текстиль. Урок шестой. Шьем портки

Скульптурный текстиль. Урок пятый. Шьем рубашку

Беззубик по МК от Меджик
Котишка-сердечко
Реставрация старого стула
Гроздь смородины из бусинок и ниток
Ода салу


Творчество жителей
 Плов по-фергански
 Жакет, вязаный двойной ракушкой
 Спагетти с мясным соусом
 Открытка к 8 марта
 Елочная игрушка своими руками: цветок из пластиковых ложек


Разное-полезное


    Нравится



Код нашей кнопки (нажмите)
Система Orphus

Ой, потерялося-я!
Вася поисковый кот
Вам любую вещь найдет!

Писарской теремъ

А всего народу: 1
Гостей села: 1
Сельчан: 0





Сегодня сайт посетили:  Гость села,
Хостинг от uCoz
Цитирование материала ПРИВЕТСТВУЕТСЯ, НО со ССЫЛКОЙ на данный сайт. © 2017

Дизайн: Мария